Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:37 

f.03

Estraneo
Сквало | Дино

Сквалло служит Занзасу, преданно и верно, но быть сильным всегда невозможно. Полностью искреннем Сквалло может быть только с Дино, и всякий раз возвращается к нему.

@темы: finito, circolo di festa, S, D

URL
Комментарии
2010-02-07 в 21:04 

Предложу свой убогий вариант исполнения, надеясь, что после меня выполнят сие лучше. С сюжетом, с большими соответствиями заявке.
Предупреждений нет, слеша нет, беты нет, сюжета особо тоже нет. Много Занзаса, непозволительно много.
Заранее благодарю за внимание.


Бей своих, чтобы враги боялись. Будь жесток и прям, не останавливайся. Есть только цель, а средства не имеют значения. Все в жизни преходящее, кроме власти. И нет ничего глупее, чем тяга к страсти. Не трать сил на слабых, не трать внимание на глупых, не трать время… Редко когда прямые действия человека чеканят постулаты. Несостоявшийся десятый чеканит их даже в простом шаге, не говоря о привычной позе наблюдателя. Мало кто знает, что человек такого типа похож на игрока, который никогда не мухлюет. Он просто забирает свой выигрыш, даже если ему объявили Flush Royal. Пожалуй, это и привлекает на службу тех, кого неизбежно будут называть мусором до самой смерти. Занзас был чистым презрением. Холодным и внимательным, без манерной брезгливости. Занзас – идеальный босс для того, кто покорен собственной гордостью или самолюбованием, а может - подобострастием, вероятно, жадность, а так же одержимостью крови. Каждый Вариец знал, что именно он нашел в лидере. И это была отнюдь не врожденная грубость, плоский юмор и откровенное наплевательство на последствия и цены. Это была сила, завораживающая и подавляющая, покоряющая своей безграничностью и вседозволенностью. Сила, подчиненная гневу и любви к власти.
Когда Супербия попал под ослепительный блеск этой силы, которая играла всеми гранями в резком, пронзающем взгляде наследника Девятого, Сквало был слишком юн, чтобы противостоять.

URL
2010-02-07 в 21:05 

Детство, которое смахивало больше на полигон, незавидное будущее и мрачное прошлое, неумеренное самолюбие – все это закалило не только клинок, но и характер парня, пусть и не самый уживчивый и миролюбивый. А еще любовь к силе, которая, как казалось, решала все проблемы. Неудивительно, что клятва сорвалась с губ, вплелась в серебристые волосы, которых отныне не касались ножницы.
Глупо отказываться от очередной пешки, тем более, что ее можно превратить в ладью. Вернее, назначить ладьей вместо приспешников Девятого. Поэтому Занзас не отказал. Свобода выбора – свобода в глупости.
Со временем Сквало понял, что ему этого мало. Клятва получалась односторонней, ничего человеческого в этих отношениях не было. Никакого шанса для дружбы, даже для понимания. Возможно, Босс признавал необходимость Супербии, возможно, отдавал дань общей и средней полезности мечника, иногда верил в его силу. Но на жизнь и смерть подчиненного смотрел так же, как и на любую другую смерть – философски. Умер – значит, слаб.
И с этим сложно было спорить. Соблюдай субординацию, иначе получишь стаканом, и не факт, что полым. Иногда, вымотанный и замученный Сквало, не утративший наивности, что когда-нибудь будет оценен, выходил из кабинета начальника совсем мрачным. С глухой и рваной злобой звучали его слова:
-Черт бы тебя побрал, гребанный Босс.
Однажды, при битве колец ему вспомнилось, как бывает иначе. Чертов придурок Дино, это ходячее недоразумение от семьи Каваллоне, старый товарищ по школе. Прошлое, которое не удалось когда-то прикончить, да и не хотелось.
Да посмотрите на него! На этого принца, корчащего из себя благородство при всяком удобном случае. Спас. Вытащил. Сделал то, что не смог сделать любимый Босс. Какой-то акт милосердия. А, может быть, акция «спасем униженных и оскорбленных»? Чертов Дино, который ничего не смыслил в кодексах чести. И правила чужих жизней просто не учитывал.

URL
2010-02-07 в 21:05 

- Давно не виделись… - почти робко.
- Да пошел ты! – подумалось Супербии. И этот жалостливый взгляд добивает полуразложившуюся гордость, вскрывает еще свежие раны, и глухая обида свежей кровью омывает сердце, заставляя то болезненно сжиматься.
Но нет, не ушел. Остался, помог, посочувствовал. Дал понять, что Сквало не один, что у него есть друг, пусть и оставленный.
Когда все закончилось, все разрешилось, когда волосы Супербии отросли еще на сантиметр, призрак прошлого вернулся, нашел и напомнил. Взял погостить в свое загородное поместье в Англии. Почему эта туманная страна нравилась итальянцу, привыкшему к жарким лучам солнца Сицилии, не знало даже ближайшее окружение. Возможно, и не нравилось совсем, и только прекрасные леса и живописные парки, лошадиные скачки и целая наука охоты имели для Каваллоне интерес. Приглашение не было неформальным изначально. Супербия ни за что не посвятил бы свой визит отдыху. И Дино удалось увидеть своего одноклассника с великим трудом, предложив пару выгодных контрактов и заручившись поддержкой Вонголы.
Скрепя сердце, вариец покидал своего Босса, а тот лишь пожелал ему никогда не возвращаться.
Полет прошел благополучно. Частный самолет, никакого надоедливого, обслуживающего персонала. На личном аэродроме Каваллоне не было никакой процессии, только Дино, что впрочем, не помешало ему кинуться с объятиями на крайне раздраженного мечника. Супербия совсем забыл, насколько болтлив его «друг». За каких-то полчаса, пока они пытались добраться до «скромного жилища» недоразумения, король мечей узнал, чем славится Англия, выслушал восхищенные рассказы о прекрасной природе и отличных людях, об атмосфере и унылых городах.
Тогда же Сквало с тоской подумал, что деваться ему некуда.

URL
2010-02-07 в 21:07 

За следующие несколько часов мечник понял, что делать ему здесь в принципе нечего. «Дела» оказались сущими мелочами, которые тут же разобрали на винтики шустрые люди Каваллоне. Договоры подписывать Супербия не мог – не было полномочий, и, судя по содержанию, Занзас бы далеко послал такие договоренности.
Взглянув на суетящегося хозяина, который поминутно предлагал то чай, то кофе, то чего покрепче, Сквало призвал всех святых, чтобы они удержали его от кровопролития. Какие дела можно вести с этим светловолосым ублюдком, чьи глаза буквально лучатся от радости, и чье гостеприимство достойно королей?
О гостеприимстве Супербия в течение недели, пока прохлаждался с Каваллоне. Охота до полудня, званые вечера, ночи, полные восторженных воспоминаний о юности. Если первое еще могло интересовать Акулу Варии, то два других развлечения казались ему смертной скукой. Дино не обращал внимания на уныние своего друга. На его необычную молчаливость и показное спокойствие. И очень удивлялся, когда мечник шептал проклятия и скрипел зубами.
А Сквало терпел. Терпел запах зверинца на ипподроме, молчал на важные разглагольствования о лошадях, которые делали Дино просто невыносимо занудным. Да только лицо… лицо у того было по-детски счастливым, таким, как десять лет назад, в школе. И как в старые времена хотелось приложить его затылком о что-нибудь для сознательности.
Охота не была интересной, поэтому и здесь нужно было терпение. Что-то было определенно не так. Из всего «не так» Супербия, по крайней мере, знал, что она не выглядит пышной прогулкой за лисицами с тьмой собак впереди. Не было азарта, не было жажды крови и воодушевления. Но надо уважить хозяина, который несколько неуверенно держится в седле. И, разумеется, к концу дня с этого седла навернулся. И опять –таки, это счастливое лицо, эти ясные, полные блеска, глаза. Мальчишеская, легкая фигура, прежняя неуклюжесть.

URL
2010-02-07 в 21:07 

А к полуночи, в кабинете они оба пьют кофе с коньяком, чтобы не уснуть до утра. Щедрый Дино предлагает еще горячий шоколад с бренди, но Супербия лишь посылает к черту сомнительное поило.
А потом они говорят. Вернее, говорит опять Дино, которому не терпится вспомнить прошлое, погрузиться в светлые, радужные воспоминания. Супербия почти молчит, лишь пальцы раздраженно терябят почти серебряные волосы, выдавая то ли раздражение, то ли волнение мечника.
А вариец стоит перед дилеммой. Вопросом, который приводит его в бешенство. Зачем доставать пыльные альбомы? Зачем травить байки? Зачем искать мертвых среди живых?
Но Дино неумолим и настойчив. Его лицо кажется задумчивым и на диво умиротворенным, глаза- необыкновенно яркие и теплые, особенно при свете тусклых ламп кабинете.
Супербия не может ему отказать, поэтому сдерживает зевки и не перебивает говорливого хозяина. К тому же убийце не так часто улыбается удача встретиться с тем, кто не корчится в приступах ненависти и злобы или предсмертных муках. Глядя на него холодная душа императора мечей чуть смягчается, бездушный и жестокий взгляд утрачивает свою твердость. И вот мягкая темнота и размеренная речь позволяют ему немного расслабиться и забыть о долге наемника и представителя мафии.
Они говорят еще пару часов и расходятся спать.
Однажды они сидят чуть дольше. Времени у них не так много, конец недели неумолимо приблежается. И поэтому Дино все отчаяннее шутит и смеется, садит Сквало все ближе к себе, как будто бы боится, что среброволосый итальянец просто растворится в воздухе. Не сказать, чтобы мечник радовался такому проявлению привязанности, но раздражения это уже не вызывало. Привык, вспомнил, притерпелся. Дино не устает мучить его вопросами, просит навещать почаще и как-то вкрадчиво выведывает о Занзасе. А потом, крайне смущаясь, предлагает перейти на службу к семье Каваллоне. По его дурацкому выражению лица видно, что он давно, тысячу раз прокручивал этот вариант в голове, рисовал радужные перспективы, даже мечтал об этом.

URL
2010-02-07 в 21:08 

Но Сквало отказывает. Отрывисто напоминает, что связан клятвой. Нерушимой, свобода от которой наступает только со смертью. Дино как-то вдруг сразу угасает, затихает и в его глазах плещется печаль. Ему нечего добавить. Поэтому он вздрагивает и лихорадочно придумывает тему. О мечах, об истории, мировых движениях, прекрасных вещах, которые он не видел, о странах и погоде. И Сквало слушает, пока голова не становится тяжелой. На грани сна и реальности, на зыбкой грани бытия.
И однажды Сквало проснулся при весьма щекотливых обстоятельствах. Ему, суровому мечнику и безжалостному убийце совсем не престало складывать голову на чье либо плечо, и совсем смотрится дико, если он будет спать на чьих-то коленях. И пускай это давний друг детства, но это нисколько не помешает дотянуться до незащищенной шеи или живота, мягко и незаметно умертвив живую легенду. Поэтому в то утро Супербия рывком поднялся, одновременно стряхнув с себя Каваллоне, который удобно прикорнул, опираясь на спину короля мечей. Дино спросонья выглядел весьма удивленным, и не сразу сумел воспрепятствовать внезапному бегству Сквало. А когда догнал, нарвался на неприятный разговор, в ходе которого вариец конкретно и недвусмысленно потребовал оставить его в покое. Обескураженный Дино даже не знал, что сказать. Он лишь проводил взглядом высокую, худощавую фигуру, которая спешно покидала поместье.

Через много лет, когда меч и сила отказали Супербии, он мысленно вернулся к туманному Альбиону и своему брошенному другу. Сердце болезненно кольнуло. То бесславное бегство оказалось страхом перед сближением и возможностью вновь доверять хотя бы одному человеку на свете. При варийских порядках Сквало привык ждать от других лишь ножа и случайной пули, не испытывая привязанностей, не питая ни к кому жалости или любви. Только уважение. Да и то к тому, кто был его не достоин. Дино был для него лучом солнца на кровавом пути убийцы, шансом почувствовать себя человеком, а не бездушной, точной, совершенной машиной для устранения неугодных.

URL
2010-02-07 в 21:09 

Дино никогда бы не бросил его в беде, ценя жизнь мечника как свою собственную. Никогда бы не поставил под сомнение, не унизил, не сломил. В его глазах не было презрения, холодности и жесткого эгоизма. Взгляд Каваллоне был приветлив, а голос всегда учтив. И слова. Слова человека, который ведет жизнь, наслаждается ею, находя в каждом дне что-то особенное и неповторимое. Мир мафии так и не выбил его из детства и не разучил мечтать.
Среди слишком взрослых и бездушных он был приятным напоминанием о том времени, когда Сквало еще мог отказаться от своего пути. И Супербия сознательно отказался от этого.
Мечник не мог признаться даже себе, что служа одному, душой стремился к другому. Убивая для Занзаса, он сожалел о Дино. О своем единственном и, пожалуй, лучшем друге.

URL
2010-02-07 в 22:29 

Заказчик хотел совсем другого...
Но написано хорошо, и мысли очень интересные. Более приближено к тому, что могло бы быть, чем хотел заказчик)
Спасибо за исполнение, фик хорош!

URL
2010-06-05 в 10:07 

Это очень сильно. Просто здорово. Спасибо, автор.
не з.

URL
   

Эстранео. Чужая Территория

главная